КНИГА НЕМИРОВИЧА ДАНЧЕНКО ОМ.Д.СКОБЕЛЕВЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Мы-то у него перед носом и перейдем реку… -Рады стараться!.. Ну и мы, читатели, тоже. Книги из серии Немирович-Данченко Василий Иванович. На самой вершине ее, точно зверь, притаившийся перед последним прыжком, едва-едва намечивается грозный форт Левант-Табии…. Прапорщик, по-товарищески пивший вино за одним столом с ним, на другой день умирал по его приказанию, подавая первый пример своим солдатам. Разумеется, не физически и не умственно… Точно десятки лет прошли за эти семь дней, начиная с Ловчи и кончая нашим поражением… Это кошмар, который может довести до самоубийства… Воспоминание об этой бойне — своего рода Немезида, только еще более мстительная, чем классическая.

Добавил: Morr
Размер: 56.88 Mb
Скачали: 11481
Формат: ZIP архив

Василий Немирович-Данченко: Скобелев. Личные воспоминания и впечатления в двух частях

Моя книга — не биография Скобелева, а неаировича воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением тяжёлой утраты этого замечательного человека. Между ними встречаются наброски, которые может быть, найдут слишком мелкими. Мне казалось, что в таком сложном характере, как Скобелев — всякая подробность должна быть на счету.

Когда я привел взгляды покойного на разные вопросы нашей государственной жизни. С его убеждениями можно не соглашаться, Но молчать о них.

Сожалею, что условия, среди, которых приходится работать русскому писателю, не позволяют очертить убеждения Скобелева во всей их полноте: Этого нельзя было избегнуть вовсе. Я уже говорил в первом издании этой книги, что она — не биография Скобелева, а ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением тяжелой утраты этого, в высшей степени, замечательного человека.

Между ними данчпнко наброски, которые, может быть, найдут слишком мелкими. Кое-где я привел взгляды покойного на разные вопросы нашей государственной жизни. С его убеждениями можно не соглашаться, но молчать о них.

Сожалею еще раз о том, что условия, среди которых приходится работать русскому писателю, не позволяют очертить убеждения Скобелева во всей их полноте. Он не был славянофилом в узком смысле — это, несомненно. Он выходил далеко из рамок этого направления, ему они казались слишком тесны.

Читать книгу Скобелев Василия Ивановича Немировича-Данченко : онлайн чтение — страница 6

Ему было дорого наше народное и славянское. Сердце его лежало к родным племенам. Он чувствовал живую связь с ними — но на этом и оканчивалось его сходство с нынешними славянофилами.

Взгляды на государственное устройство, на права отдельных племен, на многие внутренние вопросы у него была совершенно иные. Если уж необходима кличка, то он скорее был народником. В письме, полученном мной от его начальника штаба генерала Духонина, после смерти Скобелева, между прочим сообщается, что в одно из последних свиданий с ним Михаил Дмитриевич несколько раз повторял: То же самое не раз он повторял и нам, говоря, что в такую тяжелую пору, какую переживает теперь наше отечество, всем людям мысли и сердца нужно сплотиться, создать себе общий лозунг и сообща бороться с темными силами невежества.

  САВАТ ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ О ПЕРВОМ В МИРЕ КИКБОКСЕРЕ 1995 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Неммировича понимал покойный не как возвращение к старым идеалам допетровской Руси, а лишь как служение исключительно своему народу. Россия для русских, славянство для славян… Вот что он повторял повсюду. Взять у Запада все, что может дать Запад, воспользоваться уроками его истории, его наукою — но затем вытеснить у себя всякое главенство чуждых элементов, развязаться с холопством перед Европой, с несколько смешным благоговением перед ее дипломатами и деятелями.

Они не наши, во многих случаях они являлись нашими врагами. Гемировича враги — лучшие профессора.

Петр заимствовал у шведов их военную науку, но он не пошел к ним в вассальную зависимость. Я терпеть не могу немцев, но и у них я научился многому. А заимствуя у них сведения, все-таки благоговеть перед ними не стаду и на буксире у них не пойду. Разумеется, я не говорю о презрении к иностранцам. Это было бы глупо. Презирать врага — самая опасная тактика. Но считаться с ними необходимо. Между чужими есть и друзья нам, но не следует сентиментальничать по поводу этой дружбы.

Она до тех пор, пока у нас с ними враги общие. Изменись положение дел, и дружбы не. Никто более Скобелева не удивлялся взаимной нетерпимости разных литературных направлений у. Он никак не мог освоиться с той мыслью, что при отсутствии политической жизни и свободы в стране борьба идей переходит в отдельную борьбу личностей.

Ему казалось возможным сплотиться всем, составить общую программу, направить общие усилия к одной цели. С несколько комическою даже серьезностью он советовал: Все они у себя внутри делай что хочешь и живи как хочешь, но военные силы, таможня, монета должны быть общими. Все за одного и один за. Я еще раз должен выразить глубокое сожаление, что об идеях и планах этого государственного человека гораздо свободнее пишут и говорят за границей, чем у. Жалкое положение отечественного писателя в этом отношении вне всяких сравнений, и поэтому мы поневоле ограничиваемся сказанным.

На первоначальное его воспитание, на склад этого замечательного характера более всего влияла мать — умная и энергичная Ольга Николаевна, урожденная Полтавцева. Покойный все время относился к ней с самою искреннею любовью. Ода оставила в его душе — все время не заживавшую рану.

После этого на него стали находить приладки мрачности, глубокой, ни с чем несравнимой тоски и отчаяния. Он болезненно чувствовал свое одиночество. Он не раз жаловался на то, что около нет близкого, дорогого человека. Вот отрывок из письма его сослуживца, который правдиво рисует душевное настроение почившего героя. Я старался изменить разговор и отвлечь его мысли в другую сторону. С этой целью я придвинул к себе портфель с докладом, но Скобелев, заметив это, объявил мне, что он сегодня не расположен заниматься делами.

  АХМАНОВ СТРАЖ ФАРАОНА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Затем он встал, взял меня под руку и стал прохаживаться по кабинету.

Скобелев Немирович-Данченко В.И.

Там люди спокойны, откровенны. Я вам очень и очень завидую. Вы вернетесь домой, вас встретит семья, и вы забудетесь от волнующих вас мыслей, мало того, испытаете много радости, видя возле себя жену, не оставлявшую вас даже на Шипке, а я?. Вы уйдете, я опять останусь один с своими мыслями… с терзающими меня сомнениями, со всею окружающей меня парадной обстановкой… Начнешь думать, думать и опять ни до чего другого не додумаешься, как до того, что все на свете — ложь и ложь!.

К кому я некировича теперь, когда душа заболит… Вечно один и один… Сослуживцы?. Я немироввича глубоко люблю, знаю, и они меня любят, но это все не. Тут я книра сыном, другом… Один я знаю — насколько я обязан ей, ее советам, ее влиянию. Она одна меня понимала.

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

Отец далеко не мог на ом.д.вкобелеве действовать таким образом. Отец был слишком суров, формален. В старое время — отцы действительно являлись довольно строгим начальством для своих детей.

Тогда даже ласка считалась вредно влияющей слабостью. С ним не мог ребенок чувствовать себя так, как с матерью — это прошло и на всю остальную жизнь. С матерью он был весь нараспашку.

Она знала его — со всеми его мечтами, планами, с той интимной стороной жизни, которая бежала от парадной обстановки, от сослуживцев, от друзей. Вход Войти книго сайт Я забыл пароль Войти.

Василий Иванович Немирович-Данченко Скобелев 1 Моя книга — не биография Скобелева, а ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением Цвет фона Цвет шрифта. Василий Иванович Немирович-Данченко Скобелев Моя книга — не биография Скобелева, а ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением тяжёлой утраты этого замечательного человека. Автор Вместо введения Я уже говорил в первом издании этой книги, что она — не биография Скобелева, а ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением тяжелой утраты этого, в высшей степени, замечательного человека.

Болезненная струна, часто звучавшая в последнее время в данчеенко Скобелева. Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Василий Иванович Немирович-Данченко Скобелев. Моя книга — не биография Скобелева, а ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением